Где родился В.М.Головнин? Комментарии

Комментарии к статьям « Гулынки Пронского уезда… Часть 1 и Часть 2».


     Статьи были написаны и размещены на электронном сайте Рязанского музея путешественников. Предназначены они были для различных социальных и возрастных групп. Это предопределило объем написанных работ. Сейчас, к сожалению, посетители сайтов не читают статей по объему более трех листов.  Тексты  статей приходится ужимать зачастую за счет комментариев к каждому тезису в надежде, что читатель обладает необходимым уровнем исторических знаний. Порой это не работает, тогда нужны комментарии. Этим мы сейчас и займемся.
     С момента опубликования статей по жизни семьи Головниных в селе Гулынки Пронского уезда Рязанской губернии автору статьи поступило несколько десятков вопросов, которые касаются в основном трех тем.  Было принято решение ответить на них в предлагаемой статье.
     К сожалению, задающие вопросы не ссылаются на первоисточники. Часто основанием для вопросов являются тезисы:  «я так думаю», «я знаю», «всегда было принято», «мы сомневаемся на основе своего жизненного опыта».
  Тема первая - мог ли В.М. Головнин выпустится из Морского корпуса в 17 лет.  
     Есть читатели, которые считают, что выпуск из Морского Шляхетского кадетского  корпуса производился, начиная с 17 лет. Мы постараемся доказать, что гардемарины  выпускались из морского корпуса с присвоением первого офицерского звания мичмана, если им на год выпуска исполнялось 18 лет. Для этого следует обратиться к истории и законодательству середины 18 века.
     15 декабря 1752 года Указом императрицы Елизаветы Петровны был основан Морской Шляхетский кадетский корпус. (1) В кадеты принимались дворяне в возрасте 12-14 лет. Они последовательно обучались в 2-м и 3-м кадетских классах. После их окончания поступали в гардемаринский класс. В следующий класс переводились ученики только «по успехам и при свободной вакансии», выпуск из корпуса в мичманы осуществлялся при наличии вакансий на флоте. (2) Срок обучения — 6 лет. Если кадеты не успевали за этот срок получить образование, их отчисляли из корпуса.
     Но случались ситуации, которые не вмещались в рамки Указа императрицы о создании морского корпуса. Одна из них – окончание курса обучения ранее 18-летнего возраста. В случае с В.М. Головниным произошло именно так.
     Цитата из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона: « Окончив курс в корпусе в 1792 году, Головнин  был по малолетству оставлен еще на один год и воспользовался этим для изучения словесности, истории и физики». (3) Простая арифметика: если в 1776 году В.М. Головнин родился, то в 1792 году ему должно быть 16 лет. В следующем, 1793 году, ему 17 лет. По утверждению тех, кто уверен, что выпускались из корпуса в 17 лет, все сходится. Но мы обратимся к государственному праву тех лет.
    Существуют понятия Закона и Подзаконного акта. Указ императрицы по созданию Морского Шляхетского кадетского корпуса как раз и является подзаконным актом. Если появляются ситуации, которые не решаются  подзаконными актами, обращаются к Закону, который имеет верховенство над всеми иными распоряжениями, к законодательству, определяющему общие положения прохождения действительной военной службы в России в 18 веке. Закон был введен в действие Указом императрицы Анны Иоановны в 1732 году, в 1766 году подтвержден Екатериной II изданием “Генерального учреждения о наборе рекрутов».
    Эти законодательные акты указывают, что действительная военная служба начинается с 15 лет. Нахождение в полках или шляхетских корпусах детей до 15 лет разрешено на правах воспитанников, или кадетов. После 15-летнего возраста кадеты переходят на действительную военную службу и не ранее чем через три года могут быть произведены в офицерское звание. Гардемарин не может стать мичманом, т.е. офицером, ранее 18 лет.
    На основании положений прохождения действительной военной службы делаем заключение: в 1793 году В.М. Головнину было 18 лет, следовательно, родился он в 1775 году.
     Вот и вся арифметика.
    Читатели высказывают предположение, что при поступлении в Морской шляхетский кадетский корпус в 1788 году В.М. Головнин уже знал грамоту и сам заполнял свои метрические данные, когда и где он родился, то есть в селе Гулынки Пронского уезда Рязанской губернии, а не узнал о дате своего рождения  в 1820 году.   
     Да, грамоту Василий Головнин знал. В остальном имеются сомнения. Никаких архивных материалов, говорящих, что он собственноручно заполнял какие-либо документы при поступлении в морской корпус, не имеется. Надо понимать, что в 18 веке совсем не так, как сейчас, функционировали кадровые службы. Никаких анкет не существовало. Бумага в те времена была дорога и продавалась на фунты. Канцелярские служащие отчитывались письменно за каждый ее клочок. Писали документы сами со слов заявителя. Только в конце документа ставилась заверительная подпись:« К сему руку приложил…».
     В то время существовал совершенно иной перечень данных, необходимых для занесения в дворянский список. Дворянин указывал свое имя или прозвище; в каком уезде владеет недвижимостью; сколько ему полных лет; холост, женат или вдовец; много ли детей мужского или женского пола, их имена и лета; сколько за ним наследственных, купленных или в приданое отданных душ, ныне состоящих в деревнях; в уезде ли имеет место дворянин или в отлучке. (4) В конце 18 века «кадровиков» не интересовала точная дата и место рождения дворянина. Тогда это было ненужной информацией.
     В.М. Головнин даты и места своего рождения не знал. Ни в одном из многочисленных документов, написанных им при жизни, этой информации нет. Все остальное на эту тему изложено в предыдущих статьях.
       Тема вторая: все о крещении и выборе имен.
    Часто автора пытаются убедить, что крестят детей на 40 день после родов, что на крещение не допускают бабушек и дедушек и что физиологически невозможно рожать детей каждый год.
     Обратимся к истории. Когда Римская империя начала делиться территориально на две части, то на Западе утвердилось мнение Киприана Карфагенского и его собора, что крещение может быть совершено непосредственно после рождения, а на Востоке еще в IX веке предпочитали крестить на 40-й день. По традиции ветхозаветных времен на сороковой день родители приносили жертву Богу в благодарность о даровании им ребенка. Постепенно различия восточной и западной практики по этому вопросу сгладились, крещение совершалось сразу после рождения. Традиция крещения детей на 40-й день не стала церковным каноном.
     В России тех лет время от рождения и до крещения зависело от удаленности церкви от деревни, где родился ребенок. Сразу после рождения ребенка один из членов семьи направлялся в церковь, обговаривал время крещения и передавал пожертвование (плату). В метрической книге церковник, а не писарь делал запись о дне рождения и о дне крещения и о том,  кто был воспреемником.  Изучение архивных документов показывает, что в среднем от рождения до крещения проходило до трех дней. (5) Были и исключения.


     Если рождался нежизнеспособный ребенок, его крестили сразу же, чтобы совершился полный прием младенца в Православную Церковь.
     В конце 18 века в православной церкви проходил религиозный диспут. По его результатам было принято решение, что в случае нежизнеспособности новорожденного, любой взрослый православный мужчина мог крестить ребенка, прочитав молитву и окунув его в воду. Крестивший ребенка должен был покаяться. Этот «грех» священник ему прощал. Если ребенок оставался жив, то его повторно крестил священник.
     Теперь о том, кто мог присутствовать на крещении младенца в церкви. На обряд крещения допускался родной отец ребенка, крестные родители, дедушки, бабушки, родственники, знакомые, приглашенные. На крещение не допускалась только мать новорожденного, поскольку она некоторое время считается «нечистой». У крестьян в деревнях и селах дедушки и бабушки не приходили на крещение не потому, что было запрещено, а потому, что они готовили торжественный обед, больше некому этим было заниматься. У помещиков такой проблемы не было. Бабушка В.М.Головнина могла и должна была присутствовать на крещении и,  если ее не было, значит, ее не было в месте совершения этого обряда.
      Все эти правила описаны в православном служебнике для священнослужителей. С ним может ознакомиться любой.
      О выборе имен. Строгих правил в выборе имен новорожденным не было. Обычно придерживались следующего. Правило первое - ребенка называли по имени святого, именины которого выпадали на день крещения или в течение трех дней до него. Второе - называли по имени святого, молитву в честь которого читал над новорожденным взрослый мужчина - родственник младенца. Третье - называли именем святого, праздник которого выпадал на день рождения ребенка. Если строго придерживаться этих правил, тогда следует вновь вернуться  к запутанной ситуации с именами Аристарх и Василий, описанной в предыдущей статье. Как уже говорилось, нами были изучены «Месяцесловы с росписью чиновных особ в государстве на лето от Рождества Христова 1775 года», а затем 1776, 1777 и 1778 годов.  (6)  В них указано, что только один раз в год отмечаются именины Аристарха – это 15 апреля. Перед этим, 12 апреля, отмечаются именины Василия Парийского.
     Если строго придерживаться первого правила, Василием могли назвать ребенка, родившегося с 9 по 12 апреля, если его крестили 12 апреля. Если придерживаться третьего правила - Василием назвали ребенка, родившегося 12 апреля. Второе правило не рассматривается, так как для этого нет оснований.
     Тема  третья – «недостоверность» архивных записей.
     Одна из читательниц статей по В.М.Головнину высказывает недоверие данным, найденным автором в архиве (ГАРО). Цитата: «Теперь о подлинности записей в метрических книгах и исповедных ведомостях. Документы церковного учета в большинстве случаев содержат пропуски и ошибки. Женщина рожает через два года в силу своей физиологии, а Александра Головнина каждый год, это вызывает сомнение». Архивные данные говорят о том, что в семье Головниных сын Иван родился 23 марта 1782 года, а сын Александр 25 июня 1783 года.  Да, рождались они в каждом календарном году, но через 15 месяцев. Аномалия ли это? Нет. В русском языке имеется термин -  «погодки». Это дети, которые родились с возрастной разницей между собой в один год. Максимальная разница между детьми-погодками составляет 1 год 9 месяцев, а минимальная — 11 месяцев.
     Явление это нередкое даже в роду Головниных. У представителя младшей ветви рода Сергея Дмитриевича родилось 13 детей: Константин – 12.01.1876; Серафима – 22.03.1877; Борис – 8.05.1878; Александра – 8.05.1879; Петр – 14.06.1780; Николай – 19.06.1781; Дмитрий -17.09.1784; Мария – 14.06.1886; Елена – 20.11. 1888; Сергей – 20.09.1890; Михаил – 24.10.1892; Ксения – 1.10.1895; Вера – 24.09.1899.  Первые шестеро детей погодки. Первые двое родились через 14 месяцев, следующие четверо ровно через 12 месяцев. Остальные родились с интервалом в 2 года. (7) Это данные из нашего рязанского архива. Если есть сомнения, то просим ознакомиться с анкетой самого Сергея Дмитриевича, заполненной им 30 сентября 1919 года в Рязанском губернском концентрационном лагере принудительных работ на территории бывшего Казанского монастыря. Здесь указаны все его дети и их возраст. Копия анкеты получена автором статьи от историка-архивиста А.И Григорова, ученого, широко известного как в нашей стране, так и за рубежом. (8)


     Эта же читательница советует автору статей по В.М.Головнину: «… нельзя ссылаться на церковные записи, они зачастую недостоверны». Затем она приводит несколько эпизодов, которые подтверждают ее доводы. Мы их рассмотрим, но сначала хотелось бы сделать одну ремарку.
     Наречие «зачастую» употребляется тогда, когда необходимо сказать о явлении часто или нередко встречающемся. (9 Автор статьи просмотрел сотни архивных дел, десятки тысяч страниц, прочитал  сотни тысяч фамилий. Да, метрические документы могут содержать погрешности, когда переставлены в фамилии буквы, искажены названия населенных пунктов, неправильно записаны звания помещиков. Были случаи, когда события были вовремя не записаны. Так родившиеся в декабре, были внесены в метрические книги следующего года. Но согласиться, что архивные церковные записи «зачастую недостоверны» у автора статьи оснований нет. Нужно знать методику составления метрических книг и исповедных ведомостей (духовных росписей) того времени, чтобы не согласиться с доводами вышеуказанной читательницы. Мы сейчас об этом расскажем.
    Северная война, снаряжение армии и строительство флота подорвали финансовое положение российского государства.
    Царь Петр задумал введение нового налога. По указу от 26 ноября 1718 года с помощью армии было начато проведение подушной переписи населения. Указ предписывал в течение года взять ото всех правдивые «сказки», сколько у кого в какой деревне имеется душ мужского пола и «расписать на сколько душ солдат рядовой с долей на него роты и полкового штаба положа средний оклад». (10) 
    Для того, чтобы не было коррупционной составляющей при учете податных душ, чтобы ежегодный учет «прихода и убытия » этих душ был достоверным, было решено для контроля этого вопроса использовать церковные приходские книги, заполняемые священниками.
    Духовным регламентом 1721 года приходские церкви уезда разбивались на группы по 10 церквей; один из числа приходских священников назначался благочинным. В его обязанности входил контроль, в том числе и за правильностью ведения церковной документации. Дважды в год благочинный приезжал в приход с проверкой.
     26 июня 1724 года издан «Плакат о сборе подушном и прочем». По мысли Петра Великого, подушная подать должна была падать на всех лиц, не несших государственной службы, но имевших пашню или промысел. Поэтому освобождались от подушной подати только дворяне, отправлявшие действительную службу, и духовные лица, занимавшие штатные места, и их дети; все остальные лица, даже дворяне, не несшие службы, подлежали налогу. Вот для этого было решено осуществить строжайший контроль за всеми рождающимися, вступаюми в брак и умершими. Затем вычленить из них крепостных крестьян - имущество дворян, несущих государственную службу и священников, на остальных начислить налог – подушную подать.
     После Указа Синода от 23 ноября 1779 года «Об исправном содержании метрических книг во всех приходских церквах» наличие книг в приходах и консисториях стало обязательным. Указ приказал держать метрические книги в особом переплете в церковной ризнице, а не в доме священника, чтобы в любое время можно было затребовать и получить справку. На приход должна была вестись одна общая большая книга. Заполнялись книги приходскими священниками в двух экземплярах: первый хранился в фондах церквей (так называемый приходской экземпляр - копия), а второй - в фондах духовных консисторий (консисторский экземпляр, который считался подлинником). Указом устанавливается контроль за правильным заполнением книг. Со всех церковно- и священнослужителей собирались подписки, в которых они обязались выполнять свои обязанности и сообщали, что ознакомлены с мерами наказания за их невыполнение. Благочинным поручалось раз в полгода проверять заполнение метрических книг, нерадивых наказывать и обязывать их исправлять ошибки. Пропуски в книгах записывались в конце года. Епархиям обязывалось рапортовать в Синод о том, что по всем приходам книги собираются и надлежаще хранятся. О размерах штрафов указ не сообщал, кратко оговорившись, что они будут «жесточайшими».
     К концу 18 века эти требования строго выполнялись. Приходские книги заполняли и несли ответственность за эти документы священнослужители, а не писари.
     В каждом приходе велся еще один ежегодный отчётный документ - Исповедная роспись (Исповедальная ведомость, Духовная роспись, Великопостная роспись). Он не дублировал метрические книги, но позволял выявлять в них умышленные записи и неумышленные описки. Он представлял собой посемейный список всех проживающих на территории прихода прихожан. В документе против каждого прихожанина делалась запись, был ли он в этом году в церкви во время Великого поста (в святую великую Четыредесятницу) или во время других трёх постов на исповеди и причащался ли у своего священника, а если нет, то по какой причине (например, за малолетством). Среди местных жителей могли быть и приезжие люди, например, владельцы имений, чиновники и военнослужащие, проживавшие или служившие в других городах.
     Один экземпляр росписи оставался на хранении в церкви, другой отсылался в консисторию, где, как правило, подшивался в дело вместе с отчётами по соседним приходам (например, приходам одного и того же духовного правления).
     Первоначально Исповедные росписи служили средством выявления людей, которых можно было причислить к раскольникам (старообрядцам или иным людям, придерживавшимся нетрадиционного вероисповедания). Основанием к причислению к раскольникам могло послужить отсутствие на исповеди более трёх лет без предоставления оправдательных  документов. Ярмо раскольника – это увеличение подушной подати в два раза.
     Была и еще одна графа в этой Исповедной росписи. Записывали в нее прихожан, указывая причину пропуска исповеди "по отлучке", "по нерадению" или "за леностью". На православных, попавших в этот список, светскими властями мог налагаться штраф "против доходу с него втрое", причем уплата штрафа не освобождала человека от обращения к Исповеди.
     Таким образом, Исповедные росписи были еще одним инструментом государства для получения налогов, а для историков - это источник получения или перепроверки информации. Но что бы и они были достоверны, Российское государство придумало еще один механизм контроля как налогоплательщиков, так и церкви - ревизии.
      Проводились они каждые 10-15 лет. Каждый владелец недвижимого имущества составлял Ревизскую сказку - документ именной переписи податного населения Российской Империи. Ревизская сказка начинается с года, месяца и дня ее подачи. Затем следует название губернии, уезда, села и владельца имения, если сказка дана по помещичьему селу. В основной части документа- графа с номером семьи, цифры состава семьи «по последней ревизии», число и состав «выбывших» и «прибывших» лиц с момента предыдущей ревизии, временно отсутствовавших на период ревизии. В заключение стоят подписи ответственных лиц. Записывалась одна семья за другой. Есть еще одна особенность: сказку представлял староста имения, который должен был вести учет крепостных своего хозяина постоянно, из года в год, скрупулезно сверяя свои учеты с метрическими книгами церкви. Он нес за это ответственность перед государством, причем достаточно строгую.
    Таким образом, если отдельно рассматривать каждую из трех составляющих учета населения – метрических книг, исповедных росписей церкви и государственных ревизских сказок, то  достоверность сведений, изложенных в них далека от идеала. Дополняя друг друга, они остаются единственным и самым информативным, самым значимым источником для исследований по истории дворянских, крестьянских и купеческих семей XVIII — середины XIX века. К сожалению, за три сотни лет большинство из книг было безвозвратно утрачено по причине воин, революций, пожаров, потопов и безграмотности чиновников, которые считали эти документы макулатурой, не имеющей исторической ценности.
      Теперь, на основании исторического отступления, ответы на вопросы, присланные посетителем сайта.
Цитата из письма: «Теперь об архивных записях в церковном приходе с. Гулынок. 1.первая запись о новой помещице капитанше А.И. Головниной 27 августа 1780 г. (а где упоминание о муже).
 2.Упоминание о муже М.В Головнине только в 1782 год  (где он был два года)»

      Да, действительно, 27 августа 1780 года в метрической книге села Гулынки появилась запись о фиксации факта крещения ребенка крестьянина, который был крепостным помещицы Александры Ивановны Головниной. Это значит только то, что А.И. Головнина к этому времени была владелицей этого крестьянина и имения, в котором он жил. Еще раз напоминаем, что метрические книги церкви - это не документы современого ЗАГСа и Регистрационной палаты. Как уже говорилось выше, метрические книги не являлись документом регистрации фактов рождения, бракосочетания или смерти, тем более купли-продажи имений, получения их в наследство, в приданое. Здесь не было записи, в каком населенном пункте проживает помещик и члены его семьи. Книги лишь фиксировали сам факт церковного обряда крещения, венчания, покаяния и погребения. Поскольку до 1782 года М.В. Головнин не был владельцем имения в Гулынках, не было и упоминания о фактах церковных треб его крестьян. Где он был два года, с 1780 по 1782, это тема будущего исследования, будущей статьи. 
Цитата из письма: «7. 1782 г. при таинстве причастия супругов Головниных дети Василий – 7 лет, Надежда – 4 г.  Петр – 2 г., а где рождение Петра, 1780 г. мать А.И. Головнина уже появляется в Гулынках, а где причастия родителей 1780, 1781 г. с указанием детей, опять погрешности в документах.»
      Как уже говорилось в ответе на первый вопрос, А.И. Головнина действительно владела в Гулынках имением, но не факт, что она там проживала постоянно с 1780 и по 1784 год. Она даже могла не приезжать в Гулынки в 1780 году, а оформить получение наследства через поверенного в делах. Все зависит от того, где служил ее муж, как далеко от Гулынок. Сын Петр мог родиться и до получения Александрой Ивановной наследного имения, и не в Гулынках.
      Теперь о таинстве причастия. Как уже автор писал ранее, Исповедная роспись представляла собой посемейный список всех проживающих на территории прихода. В книге записывалась информация о прихожанах, были ли они в этом году в церкви во время Великого поста (в святую великую Четыредесятницу), причищались ли. В росписи могли быть записаны и приезжие люди, например, владельцы имений, чиновники и военнослужащие, проживавшие или служившие в других городах. Головнины могли приехать на несколько дней в село и исповедоваться.
      Почему в 1782 году в Исповедной росписи не упомянут сын Иван, родившийся 23 марта? Все объяснимо. Великий пост в тот год продолжался с 13 февраля и по 26 марта. В первый месяц, вероятно, и причищалась семья Головниных, не на сносях же идти в церковь.      
Цитата из письма: «5. 1784 год вообще нет записей смерти родителей В.М. Головнина, где они  умерли, лишь в 1785 году говорится об умершей матери, а отец он даже не числится в умерших, кругом погрешности халатного заполнения церковных документов.
6. Нет регистрации рождения Дмитрия, опять халатное заполнение церк. документов».
       Почему же «кругом погрешности халатного заполнения церковных документов»? Можно ли халатно заполнять документы, да еще и допускать при этом погрешности, если метрические книги и исповедные росписи церквей сел Пронского уезда за 1784 год не существуют. Они утрачены очень давно и безвозвратно, причем не только церковного прихода села Гулынки, но и за все церкви уезда. Поэтому розыск записей о смерти членов семьи Головниных мы ведем по другим источникам и не безрезультатно.
Цитата из письма: «8. 1785 год нет детей Петре и Надежде. где они потерялись, умерли или что с ними случилось, исчезли - опять погрешности в документах. О Надежде и Петре, Головнины нигде не упоминали».
     Если о них нет сведений в документах за 1785 год, они могут быть найдены в иных письменных источниках. Для этого нужно время, желание и тщательный анализ получаемой информации.

 Примечания:
1. Ф.Веселаго. Очерки истории Морского кадетского корпуса. СПб. 1852. С.115.
2. Там же. С.117.
3. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Россия. Санкт-Петербург. 1890—1907. Т. IX, С. 75—76.
4. ГАРО. Ф.98. Оп.8. Д.15.Т.1, Л.91,92.
5. ГАРО. Ф.627. Оп.247. Д.30. №75. Л.1.
6. Месяцеслов с росписью чиновных особ в государстве на лето Рождества Христова 1775 года.  СПб. Императорская  АН. Л.3 (об).
7. Рындин И.Ж. Эл. сайт.Nuralis.RU © 2006 История народа.
8. ГАРО. Ф.Р-2817. Оп.1. Д.14. № 35. Л. 85.
9. С.И.Ожегов и Н.Ю. Щведова. Толковый словарь русского языка Ожегова. М. 1949-1992.
19.Оленев М.Б.История Рязанского края: Генеалогические источники. Метрические книги. Краткая история. Их появление и ведение в XVIII столетии. 2008.  Электр. сайт http://www.history-ryazan.ru/

Старший научный сотрудник Рязанского музея путешественников
Попов Николай Семенович
10 мая 2016 года.