Материалы

Александр Павлович Авинов, будущий адмирал флота России, путешественник, совершивший кругосветное плавание к берегам Северной Америки, исследователь Тихого океана, боевой офицер и военный деятель, родился 18 (30) марта 1786 года в деревне Василево, Касимовского уезда,  Рязанской губернии. (По другим данным – в конце декабря 1784 или в первых числах января 1785 года). 

Происходил он из древнего дворянского рода новгородских посадников Овиновых, которых в 1477 году Иван Третий за службу наделил землями в Касимовском уезде. Отцом будущего адмирала был отставной кавалерийский подпоручик Павел Иванович Авинов, матерью – Феодосия Васильевна Скуратова, родившаяся в 1759 году в селе Юрино, Шацкого уезда,  Тамбовской губернии. 

Военным моряком Александр Павлович стал благодаря родному дяде матери вице-адмиралу Николаю Сергеевичу Скуратову, участнику многих войн и сражений. Александру Павловичу было 11 лет, когда он был определен в Морской кадетский корпус. 

С 1801 по 1803 гг. в звании гардемарина, а потом унтер-офицера, Авинов «сделал три компании в Копенгаген и Любек». Император Александр I по сложившейся в русском флоте традиции предложил отправить лучших воспитанников корпуса для совершенствования навыков морского дела в Англию, обладавшую в те годы лучшим флотом в мире. Служить волонтерам, среди которых был и А. П. Авинов, пришлось под командованием самого Горацио Нельсона. Прославленный адмирал учтиво приветствовал русских гардемарин. Сохранилась его личная записка, адресованная молодым морякам Алекандру Авинову и Георгу Моллеру:

«16 марта 1804 г., борт корабля Ее Величества «Victory»

Джентльменам, находящимся вдали от своей страны и родных и довольным службой под моим командованием. Я верю, что вы будете при каждом случае, как по казенным, так и частным проблемам, советоваться со мной, позволите мне знать ваши желания и стремления и всегда считаться вашим искренним другом. 

Русским джентльменам на борт корабля Ее Величества «Royal Sovereign».

В эскадре Нельсона Авинов отчаянно сражался и достойно показал себя в знаменитом Трафальгарском сражении, состоявшемся 21 октября 1805 года. В ходе этого кровопролитного морского боя англичан против объединенных сил французов и испанцев знаменитый британский адмирал Горацио Нельсон получил смертельную рану. 

В 1808 году Авинов вернулся в Санкт-Петербург. Он служил на русских военных кораблях у берегов Англии и Голландии, участвовал в морских сражениях с французами, был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. 

4 (16) июля 1819 года в Кронштадте начались две крупнейшие русские морские экспедиции. Одну возглавлял капитан второго ранга Фаддей Фаддеевич Белинсгаузен, он шел на шлюпе «Восток». Второй шлюп,  «Мирный», находился под командованием лейтенанта Михаила Петровича Лазарева. Отряд был назван «Южной дивизией», в его задачи входило исследование полярных регионов крайнего юга планеты и поиски неведомого Южного материка. В ходе экспедиции было совершено великое географическое открытие: русские суда достигли шестого континента Земли, позднее получившего официальное название «Антарктида».

Другая экспедиция – «Северная дивизия» – шла под начальством капитан-лейтенанта Михаила Николаевича Васильева (шлюп «Открытие»), вместе с ним в путь отправился капитан-лейтенант Глеб Семенович Шишмарев, командир шлюпа «Благонамеренный». На шлюпе «Открытие» старшим офицером в списках команды значился лейтенант А. П. Авинов. Так началось кругосветное плавание, в ходе которого рязанскому мореходу предстояло участвовать в знаменательных для русской науки событиях.

Инструкции Морского министра маркиза Траверсе начальнику Северной дивизии экспедиции капитану-лейтенанту М. Н. Васильеву, в частности, гласили: «Его императорское величество вверяет 2-ю дивизию, назначенную для открытий, начальству капитан-лейтенанта Васильева… Пройдя Берингов пролив, он будет производить свои изыскания с величайшим усердием, постоянством и решимостью. Направляя путь к северу, ежели льды позволят, он употребит всемерное старание к разрешению великого вопроса касательно направления берегов и прохода в сей части нашего полушария…». Таким образом, главной задачей Васильева был поиск Северо-Западного морского пути из Тихого океана в Атлантический. Над решением проблемы межокеанского прохода вокруг северных побережий Америки в разное время бились многие мореходы, но никому, в том числе великому Джеймсу Куку, не удалось отыскать легендарный путь. 

Летом 1820 г. Васильев со своим экипажем, пройдя Беринговым проливом, продвинулся на север дальше Кука, до широты 71°6'. Им было достоверно установлено, что побережья Северной Америки заворачивают строго на восток, а не на запад, как предполагал в то время авторитетный английский исследователь Бурней. Более того, гидрографические исследования, проведенные моряками «Открытия», определили наличие устойчивых течений по направлению с запада на восток. А это доказывало, что никакого продолжения северо-американского материка по направлению к полюсу и далее на запад не существует. Таким образом, впервые в мире было научно установлено наличие Северо-Западного прохода между Тихим и Атлантическим океаном и, фактически, закрыт вопрос о существовании гипотетического перешейка между Азией и Америкой. 

К этому важнейшему географическому достижению Северной дивизии надо добавить и ряд других: мореходами был обследован и картографирован большой участок побережья Русской Америки от мыса Лисбурн до мыса Крузенштерна, а также от залива Бристоль до мыса Дерби в заливе Нортона. Экспедиция также открыла новый крупный остров в Беринговом море, уступающий по своим размерам лишь о. Св. Лаврентия. Ему дали имя шлюпа «Открытие», сегодня он называется Нунивак и относится к штату Аляска (США). Васильев в отчете сообщал: «Июля 11-го имели мы счастье сделать второе и гораздо важнейшее открытие; в широте 59°54', долготе 193°17' нашли остров длиною в 40 миль, и хотя жители оного никогда не видели европейцев, но были так смелы, что приехали к нам на судно. Через толмачей узнали мы, что обитаемый ими остров называется Нуний-Вак, что он находится не в дальнем расстоянии от матерого берега Америки, коего жители, по названию кукоханцы, имеют с ними торговые сношения». 

Отдельная задача стояла перед лейтенантом Александром Павловичем Авиновым. «Предписание капитан-лейтенанта М. Н. Васильева лейтенанту А. П. Авинову об описании северо-американского берега от 3 июля 1821 г.» гласило: «Поручая вам опись берега на мореходном боте от мыса Невенгама Бристольской губы до мыса Дарби Нортон-Зунда, предлагаю следующее: с получением сего предписания немедленно отправиться для исполнения порученной вам описи… Главный предмет предстоит вам тот, чтобы вы осмотрели весь сей берег и определили его положение, как оный до сих пор ни­кем из путешественников не был еще за мелководием описан». Итак, Александру Павловичу Авинову предстояло на боте длиной всего около 15 метров, который был специально доставлен и собран в столице Русской Америки г. Ново-Архангельске, пройти по сложным водам большого участка побережья и впервые в мире нанести его на карту. Авинов справился с этой задачей блестяще. Сам он писал в рапорте, в частности, так: «С порученным мне ботом… вышел из Бристоль­ской губы, взял курс к мысу Невенгаму… Пользуясь хорошей погодой, описывали берег до мыса Невенгама и от оного к северу. В залив Добрых Вестей пришли 11-го числа июля… Бывши в заливе Добрых Вестей, заметил между возвышением и понижением воды разность до 13 футов. 15-го числа ветер сделался от О креп­кий, потом отошел к S; погода была пасмурная с дождем, развело большое волнение… От серых погод и тесноты на боте у служителей стали оказываться признаки цынготной болезни. Во избежание худых по­ следствий решился оставить опись, взяли курс к Камчатке».

Надо добавить, что Авинов на своем малом боте причаливал к только что открытому острову Нунивак. Александр Павлович подробно описал эту новую землю российского владения, а также ее жителей. Более того, известный советский историк и писатель Александр Иванович Алексеев утверждал: «Васильев… открыл остров Нунивак, не зная, что там уже побывал А. П. Авинов, поднявший на острове военно-морской флаг. Примерно в это же время к Нуниваку подходили Хромченко и Этолин. (А.И. Алексеев. «Судьба Русской Америки»). Таким образом, по Алексееву выходит, что честь личного первооткрытия острова принадлежит именно лейтенанту Авинову. Во время плавания на боте вдоль берегов Русской Америки Авинов встретился с бригом «Головнин» Российско-Американской компании под командованием Василия Степановича Хромченко, недавно открывшего мыс к западу от залива Кускоквим (59°43' с.ш. и 163°15' з.д). Позже по его предложению этот мыс был назван в честь Александра Павловича Авинова. 

Надо обратить внимание на то, что бот под командованием рязанца А. П. Авинова совершил беспримерное для столь небольшого судна плавание от берегов Северной Америки до Камчатки. Это было сделано во имя спасения команды, которой грозила верная гибель от цинги и сильнейших простудных заболеваний. Бот Авинова, в течение месяца пересекший Берингово море, прибыл в Петропавловскую гавань без потерь в экипаже… 

Подводя итоги, надо отметить, что, разумеется, достижение Антарктиды судами Беллинсгаузена и Лазарева – Южной дивизией большой научной экспедиции к полюсам Земли – было несомненно великим географическим открытием. Однако «Открытие» и «Благонамеренный» также не зря бороздили ледовые воды северного полушария планеты. Достижения русских мореходов, вкратце, таковы: экспедиция открыла острова «Благонамеренного» и большой остров Нунивак вблизи Русской Америки. Кроме того, Васильев и Шишмарев совершили важные географические «закрытия», доказав, что ранее обозначенные на картах острова Преображения, Андерсона, Рико-де-Оро и Рико-де-Плата в действительности не существуют. Русские моряки прошли к северу так высоко, как никто до них. Были тщательно изучены и нанесены на карту детали побережья, заливы и проливы Русской Америки. Но самое важное, что экспедиция Васильева – Шишмарева доказала то, что берега крайнего севера Америки отнюдь не скованы многовековыми льдами, вдоль них есть устойчивые течения по направлению с востока на запад, а, следовательно, существует и легендарный Северо-Западный проход! При хорошем попутном ветре его можно пройти. И это удалось сделать, правда, лишь спустя многие десятилетия, знаменитому норвежцу Руалу Амундсену в его арктическом плавании на яхте «Йоа» в 1903-1906 годах... 

По результатам кругосветного плавания А. П. Авинов получил звание капитан-лейтенанта. С 1823 по 1827 гг. он находился в Кронштадте и, командуя 84-пушечным кораблем «Гангут», отличился в Наваринском сражении с турецко-египетским флотом 8 (20) октября 1827 г. 

В 1830 г. А. П. Авинов получил звание контр-адмирала (7 октября 1830 г.), был назначен командиром 3-й бригады 4-й флотской дивизии, а в 1834 г. — начальником штаба Черноморского флота. В 1836 и 1837 гг. Авинов крейсировал по Черному морю, командуя 2-й практической эскадрой, а затем был произведен в вице-адмиралы (1837 г.) с назначением командиром Севастопольского порта. С 1841 г. Авинов служил военным губернатором Севастополя, затем был назначен в 1849 г. членом Адмиралтейств-Совета, а в 1852 г. произведен в адмиралы. Скончался Александр Павлович Авинов в С.-Петербурге в 1854 г.